Фондовый рынок

0
Размер текста
25.05.2016

Константин Стеценко: «Иногда точка ноль – неплохая точка отсчета»



На фондовом рынке осталось немного активных игроков, еще меньше тех, кто чувствует себя как рыба в воде. ICU относится к подобным хищникам, которые остаются в плюсе даже на стагнирующем рынке. О том, как зарабатывает ICU, что ждет рынок акций и какие направления фондового рынка остаются перспективными, управляющий директор группы ICU Константин Стеценко рассказал корреспонденту FinClub Виктории Руденко.

– Глава Нацбанка Валерия Гонтарева подала иск к депутату Павлу Костенко за клевету: он обвинял Нацбанк в совершении спекулятивных операций с ОВГЗ с группой ICU и банком «Авангард». С чем связано это обвинение?

– Подобные обвинения свидетельствуют о непрекращающемся политическом процессе и желании определенных людей поучаствовать в нем. Если говорить о заявлении депутата Костенко, то там речь шла об ОВГЗ с конкретными кодами ISIN. В Нацбанке уже заявили, что операций с такими бумагами они вообще не проводили.

ICU сделки с НБУ проводит?

– Нет. НБУ ушел с рынка ОВГЗ и в свой портфель бумаги не покупает. 

– Вы координируете деятельность группы ICU с банком «Авангард»?

– Банк «Авангард» автономен в своей деятельности. У него есть правление – команда, которая принимает решения. В их операционную деятельность мы не вмешиваемся. При этом мы предоставляем банку нашу аналитику по финансовому рынку, обмениваемся мнениями относительно тенденций на валютном и кредитно-денежном рынках.

– В начале года вступили в силу новые требования к листинговым компаниям, из-за которых резко сократилось количество бумаг в листинге. Оставшиеся эмитенты хотят перерегистрироваться с ПАО в ЧАО, поэтому участников останется еще меньше. Что будет с рынком акций?

– Рынок идет в плановое пике. Но именно сейчас фондовый рынок становится реальным отражением экономики, а мы перестаем обманывать себя. Если в стране есть одна-две публичные компании, которые соответствуют мировым требованиям к таким участникам, значит, надо честно признать, что таких компаний одна-две, а не 20, 50 или 100. Иногда точка ноль – неплохая точка отсчета.

– В ближайшей перспективе вы не видите возможностей для реинкарнации рынка акций?

– Рынок акций начнет восстанавливаться не раньше, чем через три-пять лет. Первопроходцами станут компании, которые сознательно захотят работать с инвесторами и будут готовы привлекать от них дополнительный капитал, например, через внутренние IPO. Деньги на локальном рынке есть, вопрос в качественных инструментах. Инвесторам интересны открытые и прозрачные компании, заинтересованные в миноритариях. До этого может появиться рынок деривативов. На этом направлении мы видим огромный потенциал. Очень надеюсь, что закон о деривативах все-таки примут во втором чтении в ближайшее время. Это будет одна из наибольших новых возможностей рынка.

– Говоря о размещении акций, вы имеете в виду крупные холдинги или небольшие местные компании, которым нужны деньги для развития?

– В первую очередь – небольшие локальные компании, которые смогут и захотят привлекать здесь капитал. Но могут быть и крупные холдинги, которые выйдут на украинский рынок с помощью инструментов двойного листинга. Такой опыт уже есть у МХП. Если эмитенты увидят, что деньги здесь есть, они обязательно придут сюда.

– Каким вы видите дальнейшее развитие фондового рынка?

– На рынке, по сути, осталось полтора инструмента – ОВГЗ и депсертификаты. Депсертификаты нельзя считать полноценным инструментом, потому что его могут использовать только банки. Для небанковских учреждений депсертификаты недоступны.

Если будут внесены изменения в законодательство о корпоративных облигациях, то в ближайшие год-два можно ожидать возвращения корпоративных эмитентов на рынок заимствований. Мы считаем, что первыми выпустят бонды банки и компании с хорошей кредитной историей, которые уже выходили на этот рынок раньше.

Еще один ожидаемый инструмент – облигации МФО. Нормативно-правовая база для их выпуска уже готова, теперь решение за ЕБРР и IFC, которые заявляли о готовности выпускать гривневые долговые бумаги. Так что нельзя сказать, что у украинского фондового рынка совсем безрадостные перспективы.

– Изучалась ли возможность допуска небанковских учреждений на рынок депсертификатов?

– Нацбанк считает, что депсертификаты – это инструмент монетарной политики исключительно для банков. Периодически наши клиенты – страховые компании и крупные корпоративные клиенты – спрашивают нас о возможности вложения в депсертификаты. Для них это возможность получить большую доходность, чем по депозитам. Ведь банки привлекают депозиты у компаний под меньший процент, а потом вкладывают их в депсертификаты, получая неплохую безрисковую прибыль.


– ICU традиционно специализировалась на работе с ОВГЗ. Какой вы сейчас придерживаетесь стратегии: покупаете бумаги с целью перепродажи или держите их до погашения?

– Мы придерживаемся стратегии total return. Наша цель – обеспечить инвесторам высокую доходность. Какие-то бумаги мы держим до погашения, какими-то активно торгуем. У нас есть фонд облигаций с активами порядка 550 млн грн. При этом 50% активов фонда вложены в гривневые инструменты (ОВГЗ и депозиты), а 50% – в валютные. Но если у нас в портфеле есть бумаги с коротким сроком погашения, и мы считаем, что ставки по ОВГЗ будут снижаться (а для этого сейчас есть все основания), тогда будем стараться продать короткие бумаги и купить длинные, чтобы зафиксировать высокую доходность на длительный период.

Или, например, если у нас есть портфель валютных ОВГЗ со сроком погашения через месяц, то, вероятнее всего, мы продадим короткие бумаги, чтобы зайти в длинные. Ведь если мы будем ждать погашения, то потом на рынке может и не быть новых размещений, поэтому нам придется вкладывать средства в валютные депозиты, доходность по которым в надежных банках с западным капиталом стремится к нулю. В госбанках доходность депозитов немного выше, но мы предпочитаем ОВГЗ: нам важно иметь ликвидный инструмент, который мы сможем в любой момент продать или с помощью операций РЕПО привлечь гривну и заработать инвесторам дополнительную прибыль.

С НПФ ситуация иная. В отличие от ИСИ, НПФ – более долгосрочный и консервативный инвестор. Как правило, ОВГЗ в портфеле НПФ мы держим до погашения. Иногда делаем ребалансировку портфеля: бумаги, у которых приближается срок погашения, заменяем на новые длинные бумаги, если ожидаем, что доходность будет снижаться.

– Каковы результаты работы вашего фонда облигаций по итогам 2015 года?

– Фонд облигаций с момента запуска в 2011 году обеспечил инвесторам 408% доходности. Изначально он создавался на пять лет, а в 2016-м мы приняли решение продлить его работу на аналогичный срок. Бенчмарк мы установили на уровне индекса UIRD. В прошлом году он составил 21,42%. Такой же ориентир и для пенсионных фондов под управлением ICU. В долгосрочной перспективе мы обгоняем и девальвацию, и инфляцию. Например, наш первый фонд облигаций в 2006-2011 годах показал доходность 293,86%.

– Вы ожидаете, что в будущем стоимость денег будет снижаться?

– Да. Политику на рынке задает НБУ. Сейчас регулятор совместно с Минфином проводит достаточно грамотную политику. При сохранении нынешних тенденций и учетная ставка, и доходность по ОВГЗ, и ставки по депсертификатам и депозитам будут снижаться. Уже сейчас в надежных банках практически невозможно разместить гривну выше 20% годовых.

– Вы или ваши клиенты теряли деньги в банках-банкротах?

– Нет, мы не теряли. В последние два года ситуация на банковском рынке очень динамична. Перечни банков, в которых мы храним средства сейчас и хранили год назад, отличаются.

– Как часто вы пересматриваете лимиты на банки?

– Базовый пересмотр мы проводим раз в месяц. Но иногда ситуация требует более оперативного реагирования: мы всегда прислушиваемся к нашему банковскому аналитическому подразделению.

– Стратегия в отношении банков едина для всей группы ICU?

– Да. Если принято решение закрыть лимиты на какой-то банк, то это действует для всех компаний группы.

– В прошлом году вы купили КУА «Тройка Диалог Украина», под управлением которой был корпоративный НПФ «Эмерит». Планируете ли вы расширять работу в этом направлении?

– Безусловно, нам очень интересно работать в этом направлении. У нас под управлением два негосударственных пенсионных фонда: «Эмерит» и «Династия». В рамках «Династии» мы привлекаем, в том числе, новых корпоративных клиентов, для которых не принципиально создавать новые фонды с корпоративной привязкой. Кроме того, ведем переговоры о передаче нам в управление средств других НПФ. Как выяснилось, ситуация с управлением активов на рынке довольно печальная. Есть фонды, средства которых вложены в мусорные ценные бумаги или потеряны на депозитах в проблемных банках, а есть фонды с приемлемым качеством активов под управлением, но зарабатывающие намного меньше, чем могли бы. В результате непрофессионального управления участники НПФ теряют значительные средства.

– На рынке будут создаваться новые пенсионные фонды?

– Сейчас вряд ли. Я бы говорил, скорее, о перераспределении фондов между существующими участниками рынка. Например, в прошлом году ряд фондов прекратили существование, а их активы были переданы в другие НПФ. Происходит консолидация рынка и укрупнение оставшихся фондов. Иногда сами клиенты, как физлица, так и корпоративные клиенты, переводят средства в более прибыльные и надежные фонды. Есть и новые клиенты. В прошлом году много новых частных клиентов появилось в западных областях Украины. В частности, это местные жители, работающие за границей, которые самостоятельно и осознанно делают взносы. В Украине они официально не трудоустроены, но уже сейчас задумываются о собственной пенсии.

– Какой эффект для ваших НПФ вы ожидаете от консолидации рынка?

– Мы принимаем активное участие в этом процессе. Среди наших клиентов есть ряд работодателей, которые учреждали НПФ, а теперь оптимизируют деятельность своих фондов и переводят активы в «Династию». В 2016 году активы «Династии» выросли с 1 млн грн до 12 млн грн за счет инвестиционных доходов и притока средств в управление. В планах – перевод к нам еще ряда клиентов. До конца года мы ожидаем роста объемов активов НПФ «Династия» до 50 млн грн.

– Покупка КУА «Тройка Диалог Украина» открыла для вас еще одно направление бизнеса – управление активами страховых компаний. Насколько страховщики готовы доверять управление активами на аутсорсинг?

– Готовы. Сейчас на страховом рынке идет переосмысление инвестиционных процессов. Мы много времени уделяем общению со страховщиками, участвуем в профильных конференциях, продвигаем идеи профессионального управления средствами. Сейчас мы в стадии подписания нескольких договоров по управлению резервами. С 12 мая вступили в силу новые требования Нацкомфинуслуг к структуре активов и резервов страховых компаний, поэтому мы рассчитываем на дальнейшее развитие рынка. Сейчас немногие компании держат активы в качественных надежных инструментах. Как правило, это страховщики с иностранным капиталом (в первую очередь, компании по страхованию жизни). Но и в остальных компаниях повышается культура управления активами, возникает понимание инструментов и внедряется риск-менеджмент. Это ведет к появлению качественного внутреннего инвестора.

Руденко Виктория

 

Источник: Финансовый клуб
 
Фондовый рынок
Опубликовать

КОММЕНТАРИИ (0)


Обзор DEDALINFO